23.09.2021

Родом из социализма

Двадцать шестого сентября у машиностроителей России – профессиональный праздник. У него нет фиксированной даты в календаре, День машиностроителя отмечается ежегодно в последнее воскресенье сентября. Кстати, в аналогичный день торжество проводят и в ближайших республиках СНГ. Праздник был учреждён указом правительства СССР 15 августа 1966 года, позже дату закрепили в указе 1980 года. В Нелидове эту отрасль с 1965 года представляет завод «Торфяного машиностроения». Предприятий этого профиля в Советском Союзе было всего семь. Специализированные машины и механизмы, выпускавшиеся в нашем городе, успешно применялись при разработке торфяных месторождений и не только, завоёвывали престижные награды на Всесоюзных выставках, экспортировались в Финляндию и Польшу. Была и поставка трёх видов машин (канавокопатель, корчеватель и канавоочиститель) в США. – Мы получили очень хорошие отзывы от американцев о своей продукции, – рассказывает Василий Петрович Голубкин, бывший до 2000 года руководителем «Торфмаша», а затем – председателем Совета директоров предприятия. – Высокая оценка наших машин потребителями, а деловые связи предприятия соединяли нас практически со всей страной, была вполне заслуженной. Мы работали в тесном сотрудничестве с институтами-разработчиками, применяя самые на тот момент современные технологии и оборудование. Заметную творческую и техническую составляющую вносили в этот процесс заводские конструкторы и технологи. Об уровне подготовленности кадров на «Торфмаше» красноречиво свидетельствует тот факт, что три выходца с предприятия сегодня возглавляют крупные российские машиностроительные компании. Да и сам Василий Петрович – показательный пример успешного руководителя успешного предприятия советской эпохи. На завод пришёл в 1961 году, когда цеха «Торфмаша» располагались в районе первой шахты (на его базе впоследствии был образован завод “Станочных нормалей”), имея специальность, связанную с дизельными установками на гражданских судах, полученную в Астраханском речном училище. Через несколько месяцев молодого технолога стипендиатом от предприятия отправили на учёбу в Калининский институт торфяного машиностроения. Сегодня это технический университет. Вернулся новоиспечённый машиностроитель уже на новое производство. В 1965 году был построен завод, знакомый многим нелидовцам в теперешнем виде. Очень скоро Голубкин занял пост главного инженера, который оставил в 1972 году в связи с переходом на должность директора «Торфмаша». – Налаживать производство на первых порах было сложно из-за нехватки инженерно-технических работников, да и кадры для работы на новом оборудовании тоже нужно было подготовить, – вспоминает Василий Петрович. – Токарей, фрезеровщиков, слесарей обучали на месте, ИТР получали образование в техникумах и вузах. Расходы на их обучение завод брал на себя. Очень скоро работать на «Торфмаше» стало и престижно, и выгодно. Заработная плата была высокая, молодёжь вливалась в коллектив охотно. Этому способствовала и развитая социальная сфера: современная рабочая столовая; медпункт, где вели приём врачи терапевт и стоматолог; в заводском комитете профсоюза работники предприятия получали путёвки в санатории и дома отдыха, в местный профилакторий «Горняк», часть из них – бесплатно. Активно развивался и спорт. Хоккейная и футбольные команды были всегда на высоте. В иное время на заводе трудилось до шестисот, а иногда и больше человек. – Сегодня модно огульно подвергать критике социалистическое прошлое страны, – отвечая на мой вопрос, насколько сильным было давление на работу предприятия горкома партии, – говорит бывший руководитель. – Я лично считаю, что во многом требования партии были справедливыми. Разве не нужна была дисциплина труда на любом производстве? Разве моральный облик руководителя не играл важной роли в обществе? А бережливость и экономия, а борьба с расхищением собственности? Не могу, конечно, отрицать и существования просчётов и перегибов. На себе испытал. Но здесь большую роль играл и человеческий фактор. Я в своё время отказался от предложения первого секретаря горкома партии стать его замом. После этого получил другое предложение: написать заявление об уходе по собственному желанию с поста директора. Но ведь и разрешился этот конфликт тоже с участием партийного лидера – первого секретаря обкома КПСС. С высоты нынешнего времени, конечно, недостатки советского строя очевидны, но ведь при всём том, например, наш завод активно участвовал не только в развитии производства, но и в гражданском строительстве. На деньги предприятия построено малосемейное жилое здание, в котором сейчас располагается и редакция “Нелидов-ских известий”. Перестройка и по-следующие события не позволили сбыться планам по возведению пятиэтажного многоквартирного дома на улице Нахимова, что перед шахтёрским общежитием. Уже был заложен фундамент этой многоэтажки, а сдача объекта позволила бы переселить из малосемейки всех нуждающихся в улучшении жилищных условий. Перестройка перевернула государственное устройство кардинальным образом. В результате мы получили то, что сегодня имеем. Некогда достаточно интенсивно развивающийся промышленный, как сейчас модно говорить, кластер, а попросту – объединение нескольких однородных элементов, в данном случае – промышленных предприятий, переживает далеко не лучшие времена. В том числе, и «Торфмаш», ставший в эпоху преобразований акционерным обществом «Машзавод». – Руководство предприятия активно пыталось сохранить завод, – вспоминает Василий Петрович. – После ликвидации профильного министерства в 1989 году, мы обратились с предложением взять нас под своё крыло в Министерство лесной промышленности. Наши машины с успехом применялись и в этой отрасли. Кроме того, имеющаяся база позволяла перепрофилировать в определённой степени работу завода. Его потенциала хватило впоследствии на достаточно долгий срок. Василий Петрович Голубкин, можно сказать, типичный представитель социалистической административной элиты. До директора завода дорос с низов. В 1991 году был избран депутатом Верховного Совета первого созыва. Стоял, как тогда верили люди, у истоков преобразований государства, ведущих в ещё более светлое будущее, чем при социализме. Помимо своих директорских обязанностей, как народный избранник участвовал в решении вопросов, с которыми к нему обращались избиратели. В лихие девяностые пережил и наезды «братков». Сегодня ему за восемьдесят. И вот что ещё вызвало уважение в этом человеке: он, в отличие от многих прошлых и нынешних руководителей, в беседе со мной не «якал», подчёркивая свою значимость. Василий Петрович просто и скромно рассказывал о себе, о людях, с которыми трудился. Не высказывал и обид в адрес секретаря горкома, который пытался его сломать. Кстати, когда в нашем районе впервые проходили выборы руководителя муниципального образования и В. П. Голубкин был одним из претендентов на этот пост, совершенно неожиданно для себя получил поддержку того секретаря. Он написал одобрительную статью о Василии Петровиче в «Нелидовские известия». Пенсионер Голубкин и сегодня активен. Работает на земле, охотится. Правда, в увлечении охотой ему, в силу возраста, пришлось сменить профиль. Теперь он не бегает за дичью и зайцами, а ждёт в засидке, когда зверь (кабан или медведь) сам выйдет на него. Но это ничуть не умаляет его авторитета добытчика. А авторитет руководителя и порядочного человека им завоёван уже давно. PS. Забыла написать, как на «Торфмаше» отмечали профессиональный праздник. Василий Петрович рассказал. Понятное дело, было и торжественное собрание с вручением премий и почётных грамот передовикам производства и победителям соцсоревнования, а ещё организовывался массовый выезд работников… за клюквой. Желающих набиралось на несколько автобусов. Светлана БОЛЬШЕНКОВА Фото из архива В. П. Голубкина, первомайская демонстрация

Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку